Мармеладная королева
4 February
Кажется, что всё возвращается. Мне так страшно. За сегодня я просыпалась несколько раз, чувствовала эту невозможность лежать, а желание бежать бежать бежать. Всё внутри дрожало, я успокаивала себя как могла.
0
31 January
То, что приводит в чувство от постоянного спокойствия в поэтическую хандру. Не пишу.
Вот я стою посреди этого хлама слов. Уже не важных, но ещё немного колких и едких. Удивительно: никакой оригинальности в твоих. Думаю, ну какая же дура, сколько можно во всём этом торчать. Перегорели, знаешь, пробки.
И потом. Кто-то явно фальшивит на высоких. Кто-то явно танцует не в такт.
Это последнее, говорящее "hvatit".
0
24 January
Он говорил мне, что не нужно бояться. Я терялась, он был спасительным кругом. Я боюсь глубины. Я там стояла на сцене потому, что я слышала, как говорил:"чёрт возьми, детка, ты сделаешь это. И не важно что, но говори". Старалась широко улыбаться, сжимая его слова в буквах под белой обложкой.
В общем, вино было во мне. А мой компас был в нём.
0
15 January
Кое-кто говорит, что всё, что пишу - несерьёзность и школьничество. Что половина из всего - непонятность. Я же смеюсь, говоря, мол, какая разница, если выстрелов нет открытых в лицо.
Мне не нужны горы читателей и одобрение. Ведь всё, что есть у меня - буквы, которыми говорю.
Я люблю любить, сладкий кофе (как оказалось сегодня), глаза Транстрёмера, свою тоску и ещё множество вещей и людей. И это позволяет мне быть горошинкой в овощном супе общества, которое ты так ненавидишь. Надеюсь меньше, чем то, что я пишу. И даже меньше того, что говорю.
Но я не надеюсь быть одобренной тобой, человеком, который любит китайскую поэзию больше, чем мои слова. Да и с чего бы.
0
11 January
Ярость прочнее нежности. Мысли длиннее рук, уже чувствующих мягкость щёк - желание прикончить сильнее любви. В три ночи - такое ледяное безразличие. Хотя час назад - под поезд бросайся.
У меня ведь ничего не осталось: все эти 44 ×10 - прямая дорога к поверхностности. Не думать очень ценно.
Ложиться в одну кровать - очень сближает. Особенно с поцелуями. Особенно, если рядом вино.

0
2 January
2018, привет.
Под конец 2017 года я узнала/сказала/сделала/поняла больше, чем за весь год:
- Сказала родителям, что три года назад ко мне приставал друг семьи (ему около 60 было), который скончался на днях.
-Психотерапевт поставил мне диагноз, основанный на депрессии и тревожности. Остальные психические расстройства пока не известны, но она сказала, что будем работать над этим.
- Меня хотят положить в психиатрическую клинику.
-Я написала две неплохие (можно даже сказать научные) работы.
-У меня аутофобия.
- Есть идея стоящего произведения, которое я безумно хочу написать. (И это уже в процессе)
-Мне подарили супер крутые наушники, как у главной героини Ли из фильма "секретарша" (почти такие же). Спасибо Д.Л.
- У моей сестры появился кавалер :)

В 2018 году мне бы хотелось:
-Перестать ходить к психологу.
-Подходить к делам основательно, со всей серьёзностью. Либо вообще ничего не делать.
-Быть свободной в отношении к определённым вещам и людям (фалафель, Ж. и т.д.)
-Больше спонтанности. К чёрту ежедневники.
-Чаще говорить близким людям о их важности, о том, как сильно я их люблю. (Даже в несправедливом отношении)

Я очень рада себе той, что пишет сейчас всё это.И да, я люблю эту возможность быть, чувствовать и любить.
Привет-привет, 2018.
0
27 December
Так сложно жить с множеством "я никогда не". То, что ближе к телу - из ниточек, но никак не ты. Потому в алкогольных припадках расстёгиваю рубашку - заполняю дыру размером с Бога. Такие, как я, обычно умирают в разгаре своего счастья, а тоска - половина жизни.
Таких удобно заставлять опускать глаза, убеждая в собственной непригодности. Мол, вот твой длинный шарф, Дарвин плачет от смеха. Такие вроде тебя никогда не сдаются, не краснеют и могут пить что-то покрепче.
Да, я ненавижу эти экспансивные пули, я ненавижу эту виновность будто бы.
0
13 December
Всего десять минут назад мы вместе стояли во дворике ф. Я не знаю её, если быть честной. Но она всегда мне казалась глупо весёлой, по доброму, а людям это нравилось. И вот мы идём в одном направлении ( я то думала, что в одну точку). Решаюсь нагнать её. И вот несколько секунду я думаю, что сказать. Я хотела спросить: грустишь? Несколько раз поругала себя за такие глупости. А после было поздно. Мне даже можно было руку высунуть из кармана, чтоб коснуться её рукава.
"Привет"- вот что я сказала. Я сказала, а она дальше смотрела стеклянным взглядом вдаль, на ту дорогу, где светофор такой мерзкий (он горит красным 72 секунды).
Я не стала касаться её рукава. Я видела, как она проходила сквозь меня. И это просто было.
0
9 December
У меня есть 10 минут, чтоб растечься по клавиатуре.
Раздавлена. Зла. С новыми нелепыми выводами. С отпечатком на лбу тех же грабель. Мне кажется, что если тебе не мерзко касаться щеки - это уже что-то. Можно даже как бы и спасти.
Но как же это отвратительно - думать, что ты что-то большее. Как же больно понимать, что ты ошиблась.
0
8 December
Что-то рвётся из груди, что не выреветь.
Читаю, в перерывах - тоска. Внутри - дыра, размером с Бога.
Пальцы попадают по кнопочкам, а руки - непослушные, готовы расстёгивать рубашку, не дышиться.
Тишина - причина боли. Я пою только о ней. Припевы о предопределённости быть одной. Я не умею разгадывать рациональность. Мне открывают карты - я проигравшая. Даже у них есть кто-то, кто сыграет, а там подпоётся.
Даже у них есть кто-то, кто скажет: ничего, я сейчас, вместе покурим.
Ну а мне - собирать крупицы счастливых историй на распятых улицах.
0
7 December
Так давно не касалась клавиш мыслями.
21 - это почти как смерть. На прошлой неделе она была слишком близка ко мне. Она сжала мне горло и молчала. Но ты вырвал, вырвал меня у неё. И я испугалась. Скорее даже того, как ты обнимал: очень крепко.
Слова совершенно не льются. Вот уже целую неделю я не могу сказать, как сильно люблю тебя.
Вот уже целую неделю мне кажется, что я вот-вот изорвусь: мой сон вымерен пятью часами.
Ножницы режут часто, мой стол покрывается бумажными снежинками.
И сегодня спокойно. Только кусочки бумаги валяются под столом.
0
27 November
Я здесь. На своей кровати. И всё, что сейчас нужно - обнять крепко-крепко подушку и говорить "я дома, я дома".
Её глаза - безумные. Она - безумная. Её дым травил меня. Она сама разъедала меня своим хохотом, энергией кофе и метафорами. Мы кружились, прыгали. Музыка была в нас, свет отражал её во мне. Она говорила: "давай". Я отвечала: "да". У нас была энергия, и она выплёскивалась наружу как шампанское, которое мы пили, играя в карты, чокались с теми некрасивыми мужчинами, которые пытались коснуться моей руки (они не смеют касаться того, чего касались твои губы).
А после метро как убежище. Я здесь. Я снова здесь.
0
21 November
М.
Мне ужасно страшно думать о том, что я не справлюсь. Я никогда не жаловалась потому, что знала - всё будет лететь в меня. Так было: я просто карабкалась. Когда я сказала ей, что всё, я не могу, она посмеялась, но осталась в стороне. Почему она так уверена в своих опытах и позициях? Мне очень больно от того, что я не могу сказать ей правду. Она бессовестно лгала мне в глаза. И теперь во мне только "так должно".
0
20 November
Пишет, что её пугают мои слова. Я не могу ничего поделать. С собой уж подавно. Всё, что в моих силах - заткнуться. Говорю глупости, от самой себя тошнит. Мерзко, отвратительно. Весь этот гуманизм - скука, подделка. Вся эта любовь - иллюзия.
Я чертовски хочу домой.
0
Он обнимал меня ночью. Говорил, как любит. А мне хотелось плакать. Он не мог спасти меня. Я трогала его пальцы, прижималась изо всех сил. Но даже это не глушило во мне безумную тоску. Я спокойно ждала своей кончины в кровати, в 6 утра. Смерть не пришла. Мне приходилось вставать, одеваться, чистить зубы, не завтракать ( он удивлялся). Но так и не нашла сил переступить порог.
Мне страшно оставаться в комнате. Мне не спокойно. Я не могу найти себе места. Мне нужно идти. Бежать.
0