Мармеладная королева
13 December
Всего десять минут назад мы вместе стояли во дворике ф. Я не знаю её, если быть честной. Но она всегда мне казалась глупо весёлой, по доброму, а людям это нравилось. И вот мы идём в одном направлении ( я то думала, что в одну точку). Решаюсь нагнать её. И вот несколько секунду я думаю, что сказать. Я хотела спросить: грустишь? Несколько раз поругала себя за такие глупости. А после было поздно. Мне даже можно было руку высунуть из кармана, чтоб коснуться её рукава.
"Привет"- вот что я сказала. Я сказала, а она дальше смотрела стеклянным взглядом вдаль, на ту дорогу, где светофор такой мерзкий (он горит красным 72 секунды).
Я не стала касаться её рукава. Я видела, как она проходила сквозь меня. И это просто было.
0
9 December
У меня есть 10 минут, чтоб растечься по клавиатуре.
Раздавлена. Зла. С новыми нелепыми выводами. С отпечатком на лбу тех же грабель. Мне кажется, что если тебе не мерзко касаться щеки - это уже что-то. Можно даже как бы и спасти.
Но как же это отвратительно - думать, что ты что-то большее. Как же больно понимать, что ты ошиблась.
0
8 December
Что-то рвётся из груди, что не выреветь.
Читаю, в перерывах - тоска. Внутри - дыра, размером с Бога.
Пальцы попадают по кнопочкам, а руки - непослушные, готовы расстёгивать рубашку, не дышиться.
Тишина - причина боли. Я пою только о ней. Припевы о предопределённости быть одной. Я не умею разгадывать рациональность. Мне открывают карты - я проигравшая. Даже у них есть кто-то, кто сыграет, а там подпоётся.
Даже у них есть кто-то, кто скажет: ничего, я сейчас, вместе покурим.
Ну а мне - собирать крупицы счастливых историй на распятых улицах.
0
7 December
Так давно не касалась клавиш мыслями.
21 - это почти как смерть. На прошлой неделе она была слишком близка ко мне. Она сжала мне горло и молчала. Но ты вырвал, вырвал меня у неё. И я испугалась. Скорее даже того, как ты обнимал: очень крепко.
Слова совершенно не льются. Вот уже целую неделю я не могу сказать, как сильно люблю тебя.
Вот уже целую неделю мне кажется, что я вот-вот изорвусь: мой сон вымерен пятью часами.
Ножницы режут часто, мой стол покрывается бумажными снежинками.
И сегодня спокойно. Только кусочки бумаги валяются под столом.
0
27 November
Я здесь. На своей кровати. И всё, что сейчас нужно - обнять крепко-крепко подушку и говорить "я дома, я дома".
Её глаза - безумные. Она - безумная. Её дым травил меня. Она сама разъедала меня своим хохотом, энергией кофе и метафорами. Мы кружились, прыгали. Музыка была в нас, свет отражал её во мне. Она говорила: "давай". Я отвечала: "да". У нас была энергия, и она выплёскивалась наружу как шампанское, которое мы пили, играя в карты, чокались с теми некрасивыми мужчинами, которые пытались коснуться моей руки (они не смеют касаться того, чего касались твои губы).
А после метро как убежище. Я здесь. Я снова здесь.
0
21 November
М.
Мне ужасно страшно думать о том, что я не справлюсь. Я никогда не жаловалась потому, что знала - всё будет лететь в меня. Так было: я просто карабкалась. Когда я сказала ей, что всё, я не могу, она посмеялась, но осталась в стороне. Почему она так уверена в своих опытах и позициях? Мне очень больно от того, что я не могу сказать ей правду. Она бессовестно лгала мне в глаза. И теперь во мне только "так должно".
0
20 November
Пишет, что её пугают мои слова. Я не могу ничего поделать. С собой уж подавно. Всё, что в моих силах - заткнуться. Говорю глупости, от самой себя тошнит. Мерзко, отвратительно. Весь этот гуманизм - скука, подделка. Вся эта любовь - иллюзия.
Я чертовски хочу домой.
0
Он обнимал меня ночью. Говорил, как любит. А мне хотелось плакать. Он не мог спасти меня. Я трогала его пальцы, прижималась изо всех сил. Но даже это не глушило во мне безумную тоску. Я спокойно ждала своей кончины в кровати, в 6 утра. Смерть не пришла. Мне приходилось вставать, одеваться, чистить зубы, не завтракать ( он удивлялся). Но так и не нашла сил переступить порог.
Мне страшно оставаться в комнате. Мне не спокойно. Я не могу найти себе места. Мне нужно идти. Бежать.
0
17 November
Я никогда не считала себя вершиной Олимпа, никогда не претендовала на самый вкусный кусок. И уж тем более никогда не думала, что меня можно любить безумно сильно. Никогда не думала, что я стою того, чтоб при первом же "мне чертовски грустно" человек бросал все свои дела и приезжал.
Сегодня, когда я умирала среди этих вершин мыслей, позвонил и сказал: "выходи, у меня для тебя круассаны. Не хочу, чтоб ты грустила".
У меня было 10 минут быть важной.
У меня. Было. Целых 10 минут.
Это сон. Это точно сон.
0
И я не знаю, куда деться в этом городе огромного мира. Я не знаю, куда класть руки, чтоб они могли согреться. По какой плоскости ступать этим ногам, чтоб они нашли правильный выход. (Не окно.)
Всё, что сейчас обнимает: плед, сдерживающий тоску в животе. Я считаю слезинки на подушке. Я жду, когда она придёт. Я не хочу умирать одна. Здесь. Посреди этой полупустой комнаты. Но вместо - тишь.
Остаётся вдыхать воображаемый уличный воздух. Курить несуществующие сигареты.
0
12 November
Отцу.
Знать бы, где искать тебя.
Писала в твой блокнотик. Целовала рисунки, что рисовал живой рукой правой. Но теперь не открываю даже. Она говорила, мол, у тебя талант был: подписывал красиво открытки. И я молчала скромно, знал бы, как опускают тебя здесь, но я продолжаю любить тихо. Я ничего не говорю им, приезжая, боюсь собой напомнить, смотрю в зеркало.
Я знаю, где ты. Но пока мои щёки не так холодны для билета в твой мир.
0
9 November
[7]
Громкие смешки перед сокрушительной бурей. Мне говорят "смерть", говорят "умер" - прочь, прочь. Мои губы гнуться.
Мне нужен кусок мыла и верёвка, чтоб разменять тоску.
Мне нужно вот это плечо, говорю ему: пожалуйста, пожалуйста, будь со мной. Люби меня или уходи.
Волосы в клавишах. Сейчас бы не плакать посреди распятой улицы, а уехать домой.
Звонить, говорить: привет-привет. У меня всё в порядке, почти хорошо.
Но я не уеду.
0
7 November
Мои пальцы стёрты клавишами. Социально пресытилась.
Удивительно: меня искали. И я чувствовала это, это счастье обретения. Мои руки хотели дотянуться, но обнимали воздух. Говорила ей мысленно: я здесь, я здесь. Я никуда не пропаду больше, правда.
И всё это человеку, ни разу не трогавшему мои руки. Писала нескладно, косо. Но, боже, я не знала, что делают в таких случаях. Что говорить человеку, так отчаянно меня искавшего. Незнакомого.
0
6 November
-Лиля?
Я смотрю и не верю. Я слышу и не узнаю. Пять минут стояли рядом, я снисходительно улыбалась, а К. рассказывал, сколько будет зарабатывать, работая следователем. И я думала, господи, я думала, где мои 13. Где я, чёрт возьми, была, когда всё начало рушиться.
Я оглядывалась по сторонам в надежде найти подходящий куст для того, чтоб сбелевать всю серьёзность, взрослость и интеллектуальность, если это, возможно, во мне и было.
Нет, я не думаю.
0
5 November
Мой город сдувает меня ветрами.
Маленький Иннсмут.
Всё здесь лечит меня. Под боком спит кошка. Играет музыка. Я пишу.
Я не хочу возвращаться, а это всё, о чём думаю. Меня ждёт куча дел, контрольных, недоделанных заданий и др Димы.
Любовь портит. Она ломает моё сердце.
0